25 марта американцы одобрили новый пакет помощи экономике на сумму более 6 триллионов долларов

Сумма астрономическая даже для США, у которых ВВП (объем экономики) составляет 23 триллиона. Если сравнивать с кризисом 2008 года, то тогда размер помощи был намного меньше (порядка 700 миллиардов). То есть сейчас мы наблюдаем вливание чуть ли не в 10 раз больше.

Мало того, со временем американцы могут увеличить помощь своей экономике. Это видно хотя бы по тому, что сначала шли разговоры о 2 трлн, потом эта сумма постепенно увеличивалась. А значит, со временем вливания могут вырасти еще больше.

Американский министр финансов и глава Федеральной резервной системы хором заявили, что они могут допечатывать долларов столько, сколько потребуется. А это означает, что в ближайшее время нас может ждать период ослабления доллара, причем ко всем валютам мира, в том числе и к рублю. Конечно, к  рублю американская валюта будет уменьшаться не так быстро, хотя бы потому, что рубль и сам падает из-за истории на нефтяных рынках

Помогут ли эти 6 триллионов?

После заявлений американцев, что они готовы влить такие деньги, рынок акций чуть подрос, но это не говорит о глобальном улучшении ситуации, а только о том, что обещанный пакет помощи заставил многих инвесторов закрыть короткие позиции. О полноценном же восстановление финансовой системы говорить пока рано.

Не только российский, но и мировые рынки последние 2-3 недели находятся в режиме пинг-понга. Один день показывают рост, другой — падение. Скорее всего, так и будет продолжаться в ближайшее время. А помогли или нет вливания, станет понятно, когда мы увидим:

  • Новости о том, что в мире количество зараженных по сравнению с предыдущим днём снизилось.
  • Намечаются переговоры между основными игроками нефтяного рынка: саудитами, Россией и США.

А всё потому что к обвалу бирж привели коронавирус и нефтяная война, поэтому логично если с них начнется и подъём.  Пока этого не произойдёт, мы будем наблюдать чередование падений с небольшим ростом.

Экономика — это всегда отражение ситуации на финансовом рынке с задержкой в несколько кварталов. Если мы сейчас посмотрим на ситуацию с коронавирусом и нефтяным рынком, то поймём, что самое тяжелое время  предстоит во втором квартале. После этого должно закончиться колебание вверх и вниз, будет нащупано дно, и мы увидим полноценный выход из кризиса. Поэтому пока предлагаю инвесторам не спешить и не обращать внимание на то, что после падения рынок начал расти. Пока всё может измениться в любой момент.

Оптимизм внушает то, что на носу выборы в США. Трампу во что бы то ни стало надо остаться президентом, а пока ситуация разворачивается не в его пользу. Поэтому мы можем предположить, что он сделает всё для того, чтобы погасить кризис на фондовом рынке. Если потребуется к выделенным деньгам  добавят ещё.

Кстати, Трамп неоднократно говорил, что Штатам нужен слабый доллар, который приведёт к росту доходов с экспорта. И когда, как не сейчас, воспользоваться ситуацией, чтобы нарастить экспортные доходы и прибавить голосов себе.

Недавно Китай впервые за время после заключения торговой сделки с американцами начал закупать сжиженный газ у США. Вот вам преимущество слабого доллара. Хотя, с другой стороны, тот же Китай и многие другие страны планируют продавать свои американский гособлигации, потому что не хотят финансировать американскую экономику. К числу этих стран Россия не относится, потому что она давно сократила число казначейских облигаций США.

Кто выиграет в этом кризисе, и чего ждать России?

У других стран нет возможности, как у США, печатать доллары и переложить часть своих проблем на остальной мир. Поэтому каждый будет бороться с кризисом по-своему.

Многое зависит от того, насколько большую роль играет экспорт сырьевых ресурсов у каждой конкретной страны. Государства, которые закупают сырьё (Китай, Бразилия, Япония), скорее всего, заработают на кризисе. Сейчас они имеют возможность покупать нефть по таким низким ценам, которых не было почти 20 лет.

Для экспортёров (в том числе и для нас) такая ситуация может быть позитивной только в одном случае, если они продают углеводороды за доллары и на фоне ослабления национальных валют увеличат доходы в бюджет. А значит, у России есть шанс. Приведу пример: руководство «Росснефти» требовало начать нефтяную войну с Саудовской Аравией и увеличить добычу. Оно понимало, что это приведёт к снижению цены на нефть и ослаблению рубля. А чем слабее рубль, тем больше его будет поступать в бюджет, если продавать нефть за доллары.

Но не всё так просто.

Некоторые наши руководители жалуются, что если бы саудиты не уронили цены, то нефть могла бы продаваться по $50-60 за баррель. Это не так, потому что по законам экономики когда снижается спрос, снижается и цена. А сейчас предложение на мировом рынке превышает спрос в несколько раз, чего не было никогда в истории. Причем виноваты в этом не экономические причины, а коронавирус, из-за которого прекратило работу большинство транспортных компаний мира, главных потребителей топлива.

В общем, Россия в двоякой ситуации: с одной стороны она получает выгоды от слабой валюты, а с другой — её нефть некому покупать. Мировые хранилища заполнены процентов на 80, а значит, при наращивании производства и топлива будет двигаться к нулю. Хотя, до этого, скорее всего, не дойдёт, поскольку так разорится большинство производителей нефти, а мировой ВВП рухнет раза в 2. А это никому не нужно.

Кстати, в прессе всё чаще мелькают новости о том, что Саудовская Аравия  испытывает большую нагрузку на свой бюджет и готова начать переговоры с США, Россией и другими игроками.